Всё-таки  да, я боялся такого всегда
Автор:  Я-любимая

Начало: 25 февраля 2007 г.
Окончание: 20 мая 2007 г.
Рейтинг:  R, но не уверена
Пейринг:  Катя/Андрей, Кира/Рома
Жанр:      романтическая мелодрама
Герои:    герои сериала «НРК», кто именно пока не решила,
                 в общем, все основные персонажи
Сюжет:   нет инструкции, нет отношений, ничего нет. Андрей перевёл на Катю «Зималетто» и они вместе пытаются вытащить компанию. И готовы пойти ради этого на многое. Точнее, Андрей может пойти на многое ради компании. А Катя ради Андрея Жданова.
От автора:   Эта идея пришла ко мне давно, ещё когда шёл сериал, но я как-то отогнала её и забыла. А вот недавно вспомнилось, а уж после того, как услышала эту песню, поняла, что надо обязательно написать, иначе не успокоюсь. (Похоже, я никогда не успокоюсь!). Я не хочу, чтобы кто-то думал, что это последствия прочтения «Свадьбы с приданным». Нет, это было придумано до того, как этот фик попался мне на глаза. Я его прочитала, так что обещаю, что никаких совпаде-ний не будет. И если честно, я даже немного расстроилась, что опоздала, и меня опередили. Но это ничего. Напишем другое.



Мог ли я думать кого-то любя,
Что повстречаю однажды тебя?
В серых аллеях уставших камней,
Напоминавших людей.
Нет оправданий и чувства вины,
Это не страсть мимолетной весны.
Все-таки да, я боялся такого всегда.
Все-таки да, я боялся такого всегда.
Крик белых журавлей, между берегов моей печали.
Я думаю о ней, в паутине слов дыша едва ли.
Это рисунок не знавший холста,
Это не чтенье сонаты с листа,
Это гроза среди ясного дня,
Что разделила меня.
Мог ли я думать, так сильно любя,
Что повстречаю однажды тебя?
Все-таки нет, я любил тебя тысячу лет.
Все-таки нет, я любил тебя тысячу лет.
Крик белых журавлей, между берегов моей печали.
Я думаю о ней, в паутине слов дыша едва ли.
Я думаю о ней, я думаю о ней,
Я думаю о ней, я думаю о ней...
Вячеслав Хурсенко  «Крик белых журавлей»

Глава 1.
Звук выстрелов оглушающим эхом отозвался от стен, и в воздухе ещё сильнее за-пахло порохом и смазкой.
Роман Дмитрич Малиновский повёл носом, принюхиваясь к этому насыщенному запаху, и прищурился, вглядываясь в мишень на противоположной стене. При-смотрелся, и его брови недоумённо взлетели вверх. Посмотрел на Жданова, кото-рый уже отложил оружие и снимал наушники, и снисходительно улыбнулся.
- Палыч, ты сегодня явно не в форме! Мажешь и мажешь!
Андрей не сдержал раздражённого вздоха.
- Что я могу сделать? Вот если бы там вместо мишени фотография Воропаева ви-села, я бы точно не промахнулся!
- Нельзя так говорить о будущем родственнике,- шутливо пожурил его Рома.
- Он меня достал, Малиновский, другого слова нет! Рыщет повсюду и вынюхива-ет что-то! Ищейка министерская!
Рома вставил в пистолет новую обойму и прицелился. Его родственные отноше-ния беспокоили мало, и поэтому рука от негодования не дрожала и пули, все до одной, попадали туда, куда им и положено. В десяточку. Удостоверившись, что он-то точно не промазал, удовлетворённо улыбнулся и отложил оружие.
- Видел, как стрелять надо, Жданов?
Андрей только отмахнулся. Стрельба по мишеням его сейчас интересовала мало.  В последние пару месяцев он сам себя мишенью чувствовал, и чувство это ему очень не нравилось. Очень неприятно, когда затылком постоянно  ощущаешь ду-ло пистолета и мало того, понимаешь, что курок уже взведён.
- Да расслабься ты, Палыч,- Рома дружески похлопал его по плечу,- выберемся, вот увидишь!
- Ещё хотелось бы знать как!
Всё было плохо, очень плохо. И главное, никаких положительных сдвигов не на-блюдалось.
Компания заложена, долгов выше крыши, приходиться обманывать всех, от кре-диторов до совета директоров и собственного отца. Вот отца-то он боялся больше всего. Его гнева, а ещё больше его пренебрежения. Так хотелось доказать  именно отцу, что он, его сын, тоже может, а вот что получилось…
Андрей сам не понял, когда всё это произошло. Всё казалось таким незыблемым, он был уверен в своих силах и принятых решениях, а когда понял, что ошибался, было уже поздно. Всё уже случилось, и пути назад нет. Остаётся только продол-жать бежать, чтобы окружающие не заметили, что бег его бессмысленен.
Что делать?
Этот вопрос мучил его, но ответа так и не находилось. Он не мог спать, не мог есть. И думать тоже не мог, хотелось отрешиться от всего и исчезнуть. Уехать ку-да-нибудь, чтобы все проблемы остались здесь, а он был где-нибудь подальше.
Зачем он вообще ввязался во всё это? Блажь какая-то детская! Хочу быть прези-дентом!
Стал и что? Что теперь с этим делать?
А с чем делать-то? Нет ничего. Даже «Зималетто» ему больше не принадлежит. Он переписал компанию на Пушкарёву. На свою бесцветную и почти бессловес-ную секретаршу.
Если бы Кира узнала… убила бы.
Андрей опять вздохнул и посмотрел на пистолет в своей руке. Задумчиво так по-смотрел.
А что? Один выстрел и нет проблемы. А проблема – это он.
И невесело усмехнулся.
Вот только у него большие подозрения, что от Воропаева это его не спасёт. Когда Сашка узнает всю правду, он его, Жданова, даже мёртвого из-под земли достанет. Чтобы собственноручно пристрелить ещё раз.
Дожили, Воропаева боимся…
Хоть бы Катя что-нибудь придумала, что ли?
Просто липовые отчёты их скоро не спасут. Надо придумать что-то такое… чтобы ах! Отвлечь всеобщее внимание, а за это время успеть стабилизировать положение дел в компании. Надо несколько месяцев, ну полгода…
Тарантеллу перед членами совета директоров станцевать! С элементами стрипти-за! То-то они удивятся!
Да ещё Кира со своей свадьбой! То есть с ИХ свадьбой, не надо об этом забывать! А-то получается, что Кира выходит замуж сама по себе.
А до свадьбы ли ему сейчас? Он чувствовал себя скорее так, словно его собирают-ся похоронить заживо!
Всё плохо, очень плохо.
Скоро им и кредиты давать перестанут, потому-что они берут их с такой регуляр-ностью, что предыдущие отдавать не успевают. Да ему, Жданову, уже и не дают, дают Кате Пушкарёвой.
Идиотизм какой-то!
Эта серая мышка… её слово уже значило больше, чем его. Все хотели поговорить именно с ней и услышать от неё заверения и обещания, и только тогда верили.
Как так получилось?
Екатерина Пушкарёва.
Какое-то недоразумение в его жизни. А ведь всё началось как раз с её появления в «Зималетто». И что это? Удача или проклятие?
Если бы её не было, «Зималетто» так и принадлежало бы ему.
Или компанию уже забрали бы за долги.
Если бы не она.
Так что, Жданов, удача или проклятие?
Сам не знаешь.
Чёрт, она просто обязана что-нибудь придумать! У неё это всегда отлично полу-чалось.
- Просто должна придумать,- пробормотал Андрей себе под нос и даже не понял, что произнёс это вслух.
Малиновский обернулся и посмотрел на него.
- Что?
- Что?- встрепенулся Жданов и непонимающе посмотрел на друга.
- Кто что должен придумать?
- Катя,- вздохнул Андрей.- Она обязательно что-нибудь придумает!
Рома многозначительно хмыкнул.
- Ещё бы! Наша Катенька на выдумки горазда! Особенно, ради любимого… на-чальника!
Андрей поморщился.
- Опять ты за своё? У нас проблем выше крыши, а у тебя одни глупости в голове!
Малиновский присел на стол и насмешливо посмотрел на него.
- Ты что, серьёзно не замечаешь?
- Что?
Рома неопределённо пожал плечами.
- Да всё! Она смотрит на тебя такими влюблёнными глазами. У меня даже уши краснеют каждый раз, когда я это вижу!
- А у тебя-то, почему краснеют? Она же на меня смотрит!
- Ну, хоть на кого-то это должно производить впечатление? Ты у нас каменный, сердца у тебя нет, а я за девочку переживаю!
- А я и смотрю, испереживался весь!
- Да наша Катюшка, вообще, одно сплошное, ходячее… переживание. Вот скажи мне, Жданов, вот почему так, если умненькая, то всегда страшненькая?
- Это где ж ты такое вычитал-то?
- Да нигде! Жизненный опыт, знаешь ли! Ни разу не встречал умной модели!
- А ты с ними разговаривать не пробовал, Ромка?- улыбнулся Андрей.
- Вот может, ты мне и не поверишь, но пробовал!
- И что?- не на шутку заинтересовался Жданов.
- А ничего!- воскликнул Малиновский и развёл руками. И оба от души расхохота-лись. Когда немного успокоились, Рома шмыгнул носом и глубокомысленно на-чал.- А знаешь, что я думаю, Андрюха? Жениться надо вот на таких, как наша Ка-тенька,- и поймав удивлённый взгляд друга, продолжил,- честно! От них никаких проблем. Будет сидеть дома, варить тебе борщи, печь пироги и строчить липовые отчёты. Идеальная жена!
- А мне-то почему?
- Так она же в тебя влюблена!- и завистливо вздохнул.- Вот если бы в меня… Я бы такое счастье не упустил! Будешь жить, как жил. И никто за тобой не будет сле-дить, звонить и проверять. Но при этом на всём готовом. Не жизнь, а сказка!
Андрей опять взялся за пистолет и направил его на Малиновского.
- Ты мне надоел!
Роман Дмитрич округлил глаза и театрально рванул на груди рубашку.
- Стреляй, стреляй, неблагодарный!
Жданов всё-таки засмеялся.
- Дурак ты, Малиновский! Хоть думай, о чём говоришь! Не стыдно? А она для нас столько делает, а ты…
- А что я? Между прочим, для неё стараюсь!
- Всё, хватит. Лучше включи мозги и подумай, что делать!
Малиновский вздохнул и искренне пригорюнился.
- Что делать, что делать… Не знаю я. Будем надеяться на нашу умненькую Ка-тюшку. Что ещё нам, убогим, остаётся?
Жданов с ним мысленно согласился.
***
В это самое время, Екатерина Пушкарёва сидела у себя в каморке, доделывая оче-редной отчёт для президента компании «Зималетто» и никак не могла понять, по-чему у неё так пылают щёки. Пальчики проворно бегали по клавиатуре, но она периодически останавливалась и прикладывала их к горящим щекам.
- Хвалит, наверное, кто-то,- проговорила она тихо и грустно усмехнулась. Кто, интересно? И за что?
Нет, конечно, похвалить её есть за что. Вот, например, начальнику за то, что вре-мя уже давно перевалило за восемь вечера, а она всё на работе, готовит отчёт. Для него. Потому-что ОН просил.
Но никакой благодарности она от него не ждала. Зачем? Ему нужна была её по-мощь, и она готова помочь. Просто так, лишь бы он не мучился из-за всего проис-ходящего настолько сильно. А уж она сделает всё, что от неё зависит.
Конечно, вся эта история с липовыми отчётами, ей очень не нравилась, но что было делать? Она уже предлагала Андрею поговорить с отцом начистоту, но он отказался наотрез.  И приходилось переступать через себя и буквально «приду-мывать» данные для следующего отчёта. И каждый раз, отдавая его в руки Пал Олегыча, трястись, как заячий хвост, боясь, что в этот раз он, наверняка, раскроет их обман.
Но всё проходило гладко, члены совета директоров ничего не замечали, и Катя видела, как сразу расслаблялся и успокаивался Андрей.  Ненадолго, правда, но всё же. А она не знала, радоваться ей или начинать нервничать ещё больше.  Ведь вся их авантюра могла раскрыться в любой момент. И тогда мало никому не по-кажется. Особенно ей.
Ведь все шишки посыпятся на неё. Ведь чтобы ни случилось, а Андрей всё равно останется Ждановым, сыном своих родителей и, в конце концов, они его простят, а вот её вряд ли.  И виноватой останется она, перед всеми и со всех сторон.
И не оправдаться будет.
То, что они делают – неправильно, неэтично и незаконно. Одна подделка доку-ментов чего стоит.
Катя вздохнула.
Она всё прекрасно понимает, но это какой-то заколдованный круг. Правильно Колька говорит – она совершенно потеряла голову. Зачем всё это делает? Ведь ни-когда и ничего она этим Жданову не докажет. И её беспредельная преданность и любовь останется незамеченной и неразделённой. Ему всё это не нужно.
Но она не могла его бросить, тем более сейчас. Он ведь нуждается в ней, ему нужна её помощь, пусть и такая сомнительная. Как она может подвести его?
Андрей верит ей, даже свою компанию доверил.
Катя выдвинула ящик стола и достала оттуда маленькую фотографию Жданова. Задумчиво посмотрела на его красивое, решительное лицо и вздохнула. Потом ос-торожно погладила пальцем снимок.
Угораздило же тебя, Пушкарёва, влюбиться в него!
Мучение какое-то! Любить, наблюдать украдкой за его жизнью и мечтать о чём-то несбыточном.
Вот именно, что мечтать! Уж этого ей никто запретить не может, даже Кира Юрь-евна. Будет продолжать мечтать, помогать ему, чем может и этим будет счастлива. Другого-то ей всё равно ничего не остаётся.
Он никогда не посмотрит на неё заинтересовано, не задумается о ней, если только об  отчёте лишний раз вспомнит. Но она рядом с ним и добилась того, что он в ней нуждается. Разве этого мало? В первые месяцы своей работы с ним, она даже об этом мечтать не могла, а теперь…
Скоро он женится на Кире, Воропаева дождаться этого никак не может. Станет семейным человеком и, наверное, у них появятся дети, а она так и будет смотреть со стороны, тихо любить и ждать, когда он опять вспомнит о ней, когда попросит о чём-нибудь, и будет счастлива, что смогла хоть что-то для него сделать.
Фу, Пушкарёва! Счастливая картинка на будущее, ничего не скажешь!
Что, серьёзно собираешься всю оставшуюся жизнь страдать по нему? И ничего не сделаешь?
Катя сняла с полки маленькое зеркало на подставке и придирчиво посмотрела на своё отражение.
И скривилась.
Красавица!.. И куда Жданов смотрит?
Серые волосы, стянутые в тугой узел на затылке, смущённый, даже испуганный взгляд карих глаз за стёклами круглых очков, зубы в брекетах. И бледная, как моль, но это скорее от усталости и нехватки кислорода.
И что со всем этим делать?
Себя-то не переделаешь. Уж что природа дала, как говорится… Не поскупилась!
Она опять посмотрела на фотографию Жданова и горестно вздохнула.
Мечты, мечты…
Вот почему она не могла влюбиться в кого-нибудь вроде Зорькина? Насколько всё было бы проще! Поженились, нарожали бы детишек, умненьких и страшненьких, и жили бы спокойно!
Так нет, угораздило её влюбиться в самого Андрея Жданова!
Да и Колька хорош. Выбрал себе объект обожания  очень удачно – Клочкову!
Видно, это судьба такая, влюбляться в неподходящих людей. И с этим уже ничего не поделаешь. И поэтому нечего на эту самую судьбу пенять, а делать то, что воз-можно. Помогать Андрею, чем можно, ничего другого не остаётся.
Она сдула невидимые пылинки с фотографии и убрала её опять в стол.
Любованием его лица и критическим разглядыванием своей, увы, далеко несо-вершенной физиономии, ничего не решить. Надо работать.
Устало потянулась и зевнула.
Зазвонил телефон, и она недовольно покосилась на него. Наверняка, отец. Сейчас будет мораль читать.
Сняла трубку и проговорила, стараясь, чтобы голос звучал как можно более офи-циальнее.
- Компания «Зималетто», приёмная президента.
- Какого президента, Катерина?- прозвучал грозный голос отца.- Президент уже давно дома! А ты что там делаешь?
Она не сдержала усталого вздоха.
- Папа… у меня работы много, правда!
- Домой! Сейчас же, немедленно! Слышишь? Иначе я завтра же сам пойду к Анд-рею Палычу и скажу ему, что ты у него больше не работаешь!
- Хорошо, папа,- поспешно сказала Катя.- Я уже еду домой. Сейчас такси вызову.
- Вот, вот! Каждый день одно и то же! На такси домой заполночь почти! Когда всё это кончится, я тебя спрашиваю?
Она не ответила. Повесила трубку и вдруг закрыла лицо руками.
Когда всё кончится?
Я не знаю, папа. И не знаю, хочу ли, чтобы кончалось. А вдруг я тогда не стану ему нужна? Вот совсем?
И однажды он просто забудет меня в этой каморке, как уже было один раз?
Как же я тогда? Без него?



источник http://egoisto.5bb.ru/viewtopic.php?id=8