Скажу сразу – тексты не гуглил*. В том числе и ради того, чтобы не «нарваться» среди конкурсантов на близких друзей или просто людей, которым я давно симпатизирую.
Итак, я почти беспристрастен. Но объективен ли я? Конечно, нет. В силу личностного понимания искусства. «Я так слышу поэзию». Понятно, что Кенжеев слышит её не так, как, скажем, Кедров.
Отбирать среди уже отобранного ранее, понятное дело, сложнее. Но зато просто читать – намного приятнее.
Особо выдающихся стихов в подборке нет. Крепких – достаточно. Выбирал – по цельности замысла, по ощущению, что здесь затаилась поэзия… есть стихи с интересным взглядом, но с пробелами в стихотворной технике. В общем, выбрал то, что посчитал лучшим, с точки зрения «многоборья», синтеза отдельных компонентов.

/*Обзор делался по безымянному лонг-листу. Полные ссылки восстановлены редколлегией БЛК./

КЛЯКСОЙ (ТАТЬЯНА МОНТЕРРЕЙ) «Покуда легче пуха тишина»
http://www.stihi.ru/2018/10/02/8538 номинатор международный поэтический клуб «Рифма»

«Девочка с персиками» автор картины Валентин Серов

Бывает легче пуха тишина
и кажется, что трогаешь руками
скользящий воздух - птицу-оригами.

Пытаешься о чём-то вспоминать,
но жёлтый день, струящийся снаружи,
раскрашенный по осени, всё глубже

врастает в мир, где девочка одна
катает по столу созревший персик...
История давным-давно известна:

в замужестве счастливая жена
сгорит в три дня, оставив трёх детей.
Осенний день становится желтей,

а в сердце колокольчики звенят,
когда лукавым взглядом, свет отринув,
Веруша, Вера смотрит из картины,

покуда легче пуха тишина...

ПОЛИНА ОРЫНЯНСКАЯ «Заговори»
http://www.stihi.ru/2018/07/02/6122 номинатор международный поэтический клуб «Рифма»

Ты – свет, я – тень. Дай в имени твоём
услышать отзвук млеющих глициний,
береговых изгибов – сколов – линий,
туманных красок, смазанных с краёв.

Дай говорить о будущем легко –
так птицы по весне свивают гнёзда,
а осенью с порывами норд-оста
меняют их на пену облаков

и сквозь ветвей раскинутую сеть
взлетают без оглядки, не тоскуя,
поскольку знают истину простую:
всё повторится, не о чем жалеть.

На перекрёстке, на семи ветрах,
когда нам снова выпадет расстаться,
заговори тоску мою и страх,
и холод пальцев.

Скажи: всё предназначенное нам,
когда бы ни пришло, придёт ко сроку,
и я нигде не буду одинока –
ни здесь, ни там…

РЕН АРТ (Ренарт Фасхутдинов) «Августовское»
http://www.stihi.ru/2017/10/30/10108 номинатор Марина Намис

Это лето было прекрасным, уверен первый.
Мы ходили в походы – палатки, костры, консервы,
Солнце снова нас прожарило до нутра.
Мы писали стихи, мы соседям трепали нервы,
Обрывая струны в четыре часа утра,

Нам стучали по батарее взамен оваций.
Мы готовы были куда угодно сорваться:
– А давай на денек в Карелию? – А давай!
Забирались в места, куда не стоит соваться,
Пропускали стаканы, работу, свой трамвай,

Поднимались на крыши – неважно, кто был зачинщик.
Там огромные звезды, там воздух светлее, чище,
Если встать на цыпочки, можно достать луну.
Это лучшее время для тех, кто чего-то ищет,
Убеждает первый, подтягивая струну.

Это лето было мучительным для второго:
За окном полуночный хор гопоты дворовой,
Сигареты, жестянки пива, пошел ты на…
А наутро в небе взрывается шар багровый
И вытягивает из мелкого полусна.

Не укрыться от голубей, зазывал, туристов,
На любом перекрестке пробка часов на триста,
От окрестных болот поднимается черный чад.
Самолеты взлетают, суда покидают пристань,
Лишь бы только в этом городе не торчать.

Никакой надежды – ртутный столбик все выше.
И не в том беда, что ты до кровинки выжат,
Просто летом не расслышать ни слов, ни нот,
Потому что музе в этом аду не выжить,
Говорит второй, отшвыривая блокнот.

Я иду по улице шумной, горячей, пестрой,
А со мною рядом братья мои и сестры –
Злые, добрые, в рот ни капли, навеселе.
На исходе августа вдруг понимаешь остро,
Что никто из нас не останется на земле.

Эти песни, стихи, проклятия, драки, споры
Слишком скоро закончатся, слышите, слишком скоро!
Так какая, к черту, разница, кто там прав?
Войско осени входит в уставший от лета город,
Занимает вокзалы, почту и телеграф.

ЧЕРНАЯ ЛИСА «Когда коснулась осень языка...»
http://www.stihi.ru/2018/10/14/3969 номинатор Ник Туманов

Андрею Пшенко     

Когда коснулась осень языка,
И говорить приходится на птичьем,
И масса слов становится критичной,
И смысл похож на музыку слегка,

Что слышит он? И кто он в этот раз,
В моём пространстве даже не прохожий?
Какую вечность вычтет или сложит
Из этих полутрелей-полуфраз?

И что с ним происходит от моих
Травы внахлёст и воздуха впустую?
И кто из нас талантливей рисует
Эскиз картины мира на двоих?

Что видит он, ступая за черту
Устойчивости - логики понятий,
Когда язык мой птичий так невнятен,
Что я сама и слова не прочту?

РОМАН НЕНАШЕВ «Так и сходят с ума»
http://www.stihi.ru/2018/08/13/3738 номинатор Марина Намис

Так и сходят с ума – разлинуешь себя на бумаге:
Крестик-нолик. Трёхпалубный. Ранен. А после – убит.
И гадаешь на воске, на купленной в универмаге
Чёрной гуще: каким же он будет – твой треснувший быт?
Или клеишь с утра два осколка слепящего солнца,
или куришь в себя, из себя выдыхая слова.
Ночью выйдешь во двор – старый дворник с глазами японца
Подметает два слога из тех, что оставит молва.
И хватает едва для того, чтобы петли не мерить
По своей голове, и височную область беречь
От ударов крылатых ракет неоткрытых америк,
От серебряных пуль под названием «русская речь».
Это после... А до – рвутся звуки на свет из гортани,
Прожигая дыру (вот и ходишь весь день по портным).
Расскажи мне, Изольда, о славном французе Тристане –
Я тебя бы не слушал, не будь я душевнобольным.
Расскажи... До заката в длину – два плевка до ограды
Да четыре неверных и робких шага в глубину.
С неба катятся звёзды на сцену разбитой эстрады.
С неба катятся звёзды. И тихо уходят ко дну.


ЛЮБОВЬ ЛЕВИТИНА «Счастливчики»
http://www.stihi.ru/2018/05/19/3759 квота ГР за редактирование отборочного тура

Есть у Рони квартира и обеспеченная сестра,
Рони душ принимает и громко поёт с утра,
вкусно завтракает и обедает за столом,
а на улице  всем подряд говорит «шалом!»
Никого не пропустит (любой человек хорош)
и сияет, как начищенный медный грош.
Всем желает здоровья и счастья тепло и искренно,
смотрит в лица с любовью, и смеяться над ним бессмысленно,
потому что он светится, словно солнце из моря выловил на крючок.
Городской дурачок.

А Дорит ночует в подъездах, но в том не видит беды,
если там не холодно. На помойках полно еды.
Вот вчера нашла почти что целую запечённую курочку.
Городская дурочка.
Просыпается утром рано, идёт во двор,
если кто-то встретится, заводит с ним разговор.
И её не гонят – ну в чём же она виновата?
Иногда кому-то звонит со сломанного автомата.

А недавно я видела Рони с Дорит вдвоём,
говорили взахлёб, и каждый, вроде бы, о своём.
улыбались, вовсю размахивали руками,
но совсем не выглядели дураками.
Он смотрел ей в лицо с любовью, держал за талию,
и они,  довольные,  хохотали.
Рон одет был дорого, впрочем, просто:
джинсы от «Levi Strauss» и рубашка новая от «Lacoste».
А Дорит в заношенной рваной кофте,
из которой бесстыдно торчали грязные
бретельки от лифчика.

Такие похожие, такие разные –
два счастливчика.

АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВ «Дверь»
http://www.stihi.ru/2018/04/04/5196 номинатор Елена Бородина

видишь: снег на небо летит с низин,
покрывая войско небесных стражей
ледяной извёсткой, в домах сквозит
и зима ползёт из замочных скважин.
к трём часам заносит небесный град
и сады за градом на сутки лёта,
и андрей теряет в снегу петра,
и ключи от рая обронит пётр.
а проснёшься: звёзд голубой петит
за окном, и снег ровно год не падал.
просто дверь открылась и вот скрипит,
и полынь меж звёзд, что твоя лампада.

ДИАНА РЫЖАКОВА «Баошичи»
http://www.stihi.ru/2018/01/02/698 отборочный тур для резидентов

Изумрудный свет в старинной чаше,
сколы и трещины по краям ощупывает языком заря,
олеандры томятся в глубокой тиши, ничьи,
только ветер порывисто дышит -
это Баошичи
выплывают на берег из узких колодцев времени,
из спутанных завитков,
из плена фарфоровых облаков
выпадают,
вытягивают загорелые шеи,
распластываются на камнях,
оживают профили на камеях.
Черногория - медленная земля,
будто горячий кофе или сухое вино,
сестрица к сестрице потягивают улыбки на лицах,
каждая смотрит в своё окно, но лишь одно
нараспашку, ночью открыты ставни,
и лишь она могла бы, но так и не стала...
В Бока-Которском заливе, повесив нос,
дремлет лёгкая лодка, укачивая на руках
чешуйку, лепесток плавника.
Рыбка моя ненаглядная,
каменная моя рыбка.